Где идёт спектакль?

-Ну, так себе вопрос! Ответ же очевиден! В театре, конечно, на сцене!

Скажут одни.
Отличные декорации! Только четвертой стены не хватает.
-Э, нет! Тут вопрос с подвохом! Двадцать первый век на дворе – модное кафе, коридор в торговом центре, зрительный зал – спектакль может идти где угодно, в самых неожиданных местах!

Это смекнут другие.


Берём заброшенный завод, стаскиваем оставшуюся от былых времён мебель и — вуаля! — у нас есть театр. Главное, не забыть пригласить зрителей..
И те и другие с любопытством читают дальше, пытаясь понять, какой подвох приготовил им автор.

Правы обе партии. И не правы тоже. Потому что, да, актеры и декорации могут располагаться где угодно, это действительно так. Но основная масса спектаклей как была, так и будет организована по принципу «играют на сцене, смотрят из зала» - просто потому, что это удобно.

А на самом деле спектакль идет в голове у зрителя.

Больше ему негде идти. Собственно, без человека искусство не существует.

Уберите человека, и от Моны Лизы да Винчи останется только ничего не значащая доска с красящим пигментом.

Обратная сторона Моны Лизы. Доска доской.
Однако!
Театр отличается от всех искусств тем, что случается здесь и сейчас и никогда более. Это доска с красочным слоем может валяться без дела сто лет, пока на нее не взглянет человек; роман может лежать на полке и обрести своего читателя через десятилетия; у художника могут при жизни купить всего пару картин, а после смерти вдруг обнаружится, что он гений; а спектакль…

Спектакль – это живое действие. Его невозможно оценить в записи. Это не кино. Кино в большей степени визуальное искусство, театр – энергетическое.

Театр использует самый прекрасный и удивительный инструмент из всех возможных – живого человек, а не его изображение.
Это не значит, что кино хуже. Это значит, что спектакль невозможно оценить в записи. Точка. Просто потому, что он предназначен для непосредственного восприятия.

Так где же идти спектаклю, как не в голове у зрителя?

Картина запечатлевается на холсте, музыка — в нотах, скульптура — в камне. А спектакль — в зрителях.
Режиссер при помощи актеров, декораций, пространства, света, музыки рисует в них, творит в них, создаёт в них своё искусство. Поэтому театр, который стремится к жизни, будет изучать зрителя, как среду своего обитания.

Плох тот скульптор, который ругает мрамор.

Made on
Tilda